Рунет расписали по понятиям



Проект модельного «Закона об интернете» обсудила 29 января 2008 г. на Комиссии по информационной политике Совета Федерации. Хотя проект отправлен на доработку, весьма вероятно, что его основные положения все же получат силу закона. В этом случае в истории российского права впервые будет дано толкование понятиям «интернет», «сайт» и «доменное имя».

Сенсации не получилось. Слегка побудоражившие российский сегмент Сети слухи о законе, закручивающем гайки в Рунете, оказались справедливы только отчасти. Проект «Закона об интернете» действительно существует. 29 января 2008 г. его действительно обсуждали в Комиссии Совета Федерации по информационной политике. Однако был этот проект закона всего лишь «модельным» и «определяющим понятия».

Модельным законом называют документ, разработанный для того, чтобы законодатели в разных странах могли утверждать его в качестве местного закона. Или утверждать в качестве местного закона после частично и после доработок. Или не утверждать его вовсе. Модельный закон «Об интернете» разрабатывался по поручению Межпарламентской ассамблеи СНГ, и будет носить для участвующих в ней стран рекомендательный характер.

«Величайшее изобретение прошлого столетия, сейчас стало средством совершения величайших преступлений», - открыла заседание Комиссии по информационной политике ее глава Людмила Нарусова, - «Но сегодня сенсаций не будет. Прежде чем создавать репрессивный аппарат, нужно определиться с понятиями».

С понятием «интернет» в законодательстве и в самом деле не густо. Законов, трактующих членам юридического сообщества смысл слов «интернет», «сайт» и, например, «спам» (которое отсутствует и в проекте «Закона об интернете»), не существует ни в России, ни в большинстве стран СНГ.

Разбирая преступления, имеющие отношение к интернету, правоохранителям приходится руководствоваться обычной правоприменительной практикой. Показателен случай с интернет-кафе, откуда устроивший резню в столичной синагоге Александр Копцев, выходил в Сеть в поисках антисемитской литературы. Против него было заведено уголовное дело по статье 282 УК РФ (возбуждение национальной и религиозной вражды).

Во избежание возникновения таких коллизий впредь, первая из четырех глав проекта закона посвящена определению понятий. Вторая глава рассказывает о принципах, на которых государство хочет регулировать интернет, третья - о том, каким образом оно будет этим заниматься.

По словам Людмилы Нарусовой, разработчики проекта «поставили во главу угла права граждан на доступ в интернет, а роль государства вывели на второй план». И в самом деле, первыми из этих принципов закон либерально называет «беспрепятственный доступ к интернету пользователям» и «недопущение необоснованных ограничений деятельности операторов услуг интернета и осуществляемого посредством интернета обмена информации» (Глава II, Статья 1, (1), (3)).

В проекте прописаны и другие интересные коллизии. Кажется, впервые российская юриспруденция точно объяснила, в каких случаях правонарушитель, совершающий свои правонарушения в интернете, попадает в сферу ее интересов: «Юридически значимые действия, совершенные с использованием интернета, признаются совершенными на территории государства, если действие, порождающее юридические последствия, было совершено лицом во время нахождения на территории этого государства». В переводе с юридического на общепонятный это означает, что если закон заработает всерьез, то даже доменная зона .IN может не спасти нарушителей авторских прав, проживающих в Москве.

В числе заседавших, пожалуй, все были согласны, что авторские права в Сети стоит защищать, а общественно-опасный интернет-контент регулировать. Однако шансов быть принятым даже в качестве модельного закона у нынешнего проекта не много. Известный интернет-фигурант Антон Носик, выступавший на заседании Комиссии в роли эксперта напомнил, что с 1999 г. в России ни одна попытка принять закон об интернете успехом не увенчалась, вряд ли удачно закончится и эта. По итогам заседания было решено, что проект будет отправлен разработчикам на уточнение формулировок, которая продлится до марта 2008 г., и подвергнется публичному обсуждению.

В том, что о первой версии модельного закона общественному мнению, стало известно за два дня до обсуждения, вряд ли присутствует коварный умысел. Как показывает опыт общения с аппаратом Комиссии по информационной политике, с современными информационными технологиями она знакома, глваным образом, в законотворческом смысле. Когда редакция CNews попросила выслать проект закона на электронную почту для ознакомления, аппарат разъяснил, что сделать этого не может, поскольку документ существует только в бумажной форме. (Со сходной проблемой столкнулся и эксперт Комиссии Носик, получивший документ всего за четыре дня до обсуждения, причем по факсу).

CNews решил исправить недоработку Комиссии по информационной политике СФ, выложив текст проекта закона в открытый доступ на собственном сервере.

Профессиональные юристы, ознакомившись с текстом закона, комментируют его спокойно: «В общем, не планируется пока ничего репрессивного. Мало того, что модельный закон может быть переработан национальными властями, так и его содержание свидетельствует скорее о попытке понять и разобраться, что такое интернет, как он устроен и как его надо регулировать», - говорит эксперт CNews Analytics Юрий Яхин. - «Главное - в проекте специально указано, что вопросы свободы доступа к информации или интеллектуальной собственности в интернете он не затрагивает».

Впрочем, на переходе от модельности к реальности проект закона могут ждать самые разные перипетии, рассказывает Юрий Яхин. «Модельный закон "О праве на доступ к информации" был принят в 2004 г., а российский законопроект уже несколько лет ходит по разным ведомствам и все никак не принимается. Модельный закон "О международном информационном обмене" принят в 2002 г., но Россия в 2006 г. от такого закона вообще отказалась».

Источник: Силиконовая Тайга

Есть дополнительная информация тел: (3012)277-200